twitterFollow iskusstvo.tv on Twitter  RSS


Подписка на новые материалы

подписака на e-mail рассылку Подпишитесь на рассылку

Мы в социальных сетях




Виджет для Яндекса Читайте нас в Twitter
Виджет для Яндекса Виджет для Яндекса



Новости


12.02.16 / 21:43

Академия художеств в Петербурге, один из главных символов культурного достояния России, может испытать серьезные преобразования. Их перспектива для большинства непосредственных участников предполагаемого проекта обнаружилась, можно сказать, случайно и поэтому закономерно вызвала опасения.


Исполняющий обязанности ректора Санкт-Петербургского государственного института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина Семен Михайловский выступил с инициативой реорганизации Академии художеств. Свою позицию он озвучил на заседании Совета при Президенте Российской Федерации по культуре и искусству, состоявшемся 25 декабря 2015 года.

«На сегодняшний день в здании на Университетской набережной существуют три юридических лица — учебное заведение, научно-исследовательский музей и библиотека. Простая казалось бы история, но в результате заканчивается коммунальной квартирой», - посетовал Михайловский на заседании, предложив объединить все институции в одну под названием Санкт-Петербургская Академия художеств.

Михайловский уверен в целесообразности такого единения, поскольку институт, музей и библиотека делают одно большое дело — занимаются воспитанием художников. Возвращение утраченного единства видится ему восстановлением исторической справедливости, так же как и возврат имени, принятого еще в XVIII веке.

В Музее Академии художеств с предельной и вполне объяснимой осторожностью отнеслись к столь радикальной и неожиданной для них идее объединения, видя в ней угрозу сохранности своей коллекции. На сегодняшний момент музейное собрание включает свыше ста тысяч единиц хранения, входящих в Государственный музейный фонд Российской Федерации. Будучи самостоятельной организацией, музей имеет возможность предпринимать все меры по обеспечению сохранности экспонатов. Лишившись статуса юридического лица и перейдя в ведение института, ситуация может измениться в худшую сторону.

«Для учебного заведения характерно практическое, «потребительское» отношение к художественным коллекциям, часто ведущее к невозможности обеспечения их сохранности и трагическим утратам», - поясняют представители музея в петиции на Change.org, обращенной к Президенту РФ Владимиру Путину и Министру культуры РФ Владимиру Мединскому. Авторы петиции просят сохранить первый в России публичный музей, избавив его от потери независимости и возможного уничтожения.

Поясним, что Научно-исследовательский Музей Академии художеств - это уникальное собрание учебных работ знаменитых русских художников (К.Д. Флавицкого, И.Н. Крамского, В.Д. Поленова, И.Е. Репина, Б.М. Кустодиева, Н.К. Рериха и многих других), слепков с античной и европейской скульптуры XII - XIX вв., архитектурных миниатюр, оригинальных проектных чертежей и рисунков, расположенное непосредственно под одной крышей с Институтом живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина. Но не только. Это еще и филиалы далеко за пределами этого здания: Музей-усадьба И. Е. Репина «Пенаты», Музей - усадьба Чистякова, музей-квартира Исаака Бродского (на ее комнаты по причине соседства на заре своего руководства Михайловским театром убедительно претендовал его директор Владимир Кехман), музей-квартира Архипа Куинджи. Значит, аргумент за объединение в виде общей крыши в коммунальной квартире не совсем правомочен. Кроме того, нынешняя жизнедеятельность Института имени Репина с действительно уникальными традициями школы не отличается видимым излишним достатком, комфортабельностью и респектабельностью, которые было бы логично разделить с легендарными, но не богатыми соседями.

Закономерно, что сложившаяся ситуация вызвала полемику в художественной среде. Ряд деятелей, искренне переживающих за настоящее и будущее Академии художеств, поделились своим мнением с редакцией «Искусства ТВ».





АЛЬБЕРТ ЧАРКИН
Народный художник России, Председатель Правления Санкт-Петербургского Союза художников, профессор, ректор Санкт-Петербургского государственного института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина (2001 - 2009)

Санкт-Петербургский государственный институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е.Репина, Научно-исследовательский музей и Научная библиотека не могут существовать друг без друга. Музей изначально закладывался для решения нужд Академии художеств, как и библиотека.

Когда создавалась Академия художеств под патронажем государя, она находилась лишь в одном городе, в столице России, в Петербурге. Сейчас всё стало значительно масштабнее, пространство расширилось: институтов от Академии художеств много по всей стране – в Красноярске, Москве, Екатеринбурге. Поэтому, возможно, есть необходимость создать именно Санкт-Петербургскую Академию художеств, подчеркнув её исторические корни и уникальность.

Если говорить об объединении учреждений, находящихся в самом здании, некоторые опасения, конечно, есть. Но опасаться можно всего. Я думаю, чтобы избежать негативных последствий, нужно собраться большому собранию знатоков, специалистов, чтобы серьезно поговорить об идее объединения. Потом взвесить все плюсы и минусы, может быть даже не один раз собраться - хозяйство-то большое, поэтому решение нужно принимать взвешенное, учитывая как старые, так и новые реалии. В этом вопросе торопиться не следует и принимать такое важное решение указом сверху нельзя, как и внедряться во что-либо со стороны и вносить изменения опасно. Академия художеств сама должна взглянуть на себя критически. Она должна сама найти в себе силы к обновлению.

В пользу объединения говорит само здание Академии художеств на Университетской набережной. Я понимаю, в одном здании не может быть несколько частей, несколько институций; пространство должно быть неразделимо, чтобы средства, которые выделяются государством, шли на нужды всего объекта в целом.

Какие бы решения сегодня не принимались по объединению на юридическом уровне, важно сохранить Академию художеств как уникальную школу. Ее главная задача — пропаганда высокого искусства реализма — должна оставаться неизменной, потому что великое искусство не меняется от моды или от времени, оно только обогащается.

При этом к Санкт-Петербургской Академии художеств должно быть большое внимание со стороны первых людей государства, как и было в дореволюционной России. Столь значимое учреждение не должно находиться исключительно в ведении министерства и его подразделений.





АЛЕКСЕЙ БОЙКО
лауреат Государственной премии РФ, кандидат искусствоведения, ведущий методист по музейно-образовательной деятельности Русского музея, доцент кафедры дизайна СПбГУ

Во главу угла сейчас ставится один вопрос — какой в принципе должна быть Академия художеств. Мне кажется, Академию всё больше и больше пытаются уподобить обычному институту в системе то ли министерства культуры, то ли минобрнауки. Это одна тенденция. Есть другая — представить управленческие структуры Академии наподобие общественных самоуправляемых организаций. Так нарушается особый статус Академии художеств, который всегда придавал ей истинные силы и истинную суть.

Когда прозвучала идея объединения института имени Репина, научной библиотеки и научно-исследовательского музея в Петербургскую академию художеств, то меня обрадовало только, что сам вопрос вынесен на высший уровень государственной власти. Мне кажется верной постановка вопроса о будущем Академии именно на президентском уровне, а не на каком бы то ни было ином.

Есть распространенная ошибка — иллюзия, что когда-то существовала Петербургская Академия художеств. Она не существовала. Исторически была Императорская Академия художеств. После её нового учреждения государыней Екатериной Второй, Академия находилась в ведении Министерства Императорского двора. То есть Академия художеств всегда была связана с самодержавием, с высшим определением государственного порядка. В этом состояла её сущность, которая с тех пор никуда не исчезла. Она никогда не являлась исключительно региональным учреждением. В этом смысле постановка вопроса о будущем Академии художеств на самом верхнем уровне отечественной власти - единственно правильный путь его решения.

Верна ли сама идея объединения Санкт-Петербургского государственного института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина, научно-исследовательского музея и библиотеки? Я считаю её несвоевременной.

На сегодняшний день Научно-исследовательский музей при Академии художеств является самостоятельной организацией. Он является федеральным государственным бюджетным учреждением культуры; входит в систему государственных музеев РФ как самостоятельная «боевая» единица. Если произойдет объединение, какой статус будет у музея? Он станет ведомственным, музеем учебного заведения. Такого развития событий допустить нельзя.

Как бы не решался вопрос о будущности Академии художеств, музей не должен понизить свой юридический статус. Это может повлиять на всё, включая условия хранения музейных коллекций. В государственных музеях предполагаются одни условия работы, в ведомственных — совсем другие. Ни при каких изменениях Научно-исследовательский музей при Академии художеств не должен терять своего внешнего статуса самостоятельного музейного учреждения. Это будет не прогресс, а регресс.

В истории Академии художеств особую роль всегда играла личность руководителя, так сказать предводителя процесса. За длительную историю Академии художеств её руководителями были люди разные: великолепные администраторы, глубокие интеллектуалы, яркие художники. Благоденствие Академии художеств обеспечивалось в той форме и теми средствами, которые были возможны в конкретную историческую эпоху. Когда руководители приступали к реформированию, переделке академических порядков, большие надежды возлагались именно на них. Все рассчитывали на личностные качества и профессиональные достоинства человека, стоящего во главе Академии художеств. Они воспринимались гарантией успеха проводимых реформ. На самом деле удачных реформ - совсем немного. И, как правило, они связаны с глобальной программой изменения целей и системы академического образования, проводимой руководителем. Не с конкретным решением — давайте объединим или разъединим, поменяем статус, дадим другое название, а с возникновением новой программы художественно-образовательной деятельности, ясной как самой Академии художеств, так и государству, и, в значительной мере, художественному сообществу. Только с четкой программой преобразования художественно-педагогической системы становится понятно зачем что-то объединять, назначать и переименовывать.

В настоящее время решать вопрос о смене статуса музея, библиотеки и института преждевременно. Ни в Москве - у президента Российской академии художеств Зураба Константиновича Церетели, ни в Петербурге — у и.о. ректора Санкт-Петербургского государственного института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина Семена Ильича Михайловского никакой содержательной программы, затрагивающей организацию и принципы художественного образования, структуру образовательной деятельности, пути взаимодействия Академии с государством и обществом, пока нет. По крайней мере, она не предъявлена художественному сообществу. Может быть программа существует в каком-то потаенном виде, но о ней ничего не слышно.

Повсеместно обсуждается вопрос объединения. Но нам не говорят, что главное должно быть изменено в нынешней художественно-образовательной и государственно-общественной деятельности Академии художеств. Если бы мы услышали программу содержательных изменений с опорой на организационные вопросы, тогда еще можно было бы подумать. Возможно мы должны пожертвовать, без сомнения, важным статусом государственного музейного учреждения. Но сейчас абсолютно непонятно во имя чего ставится этот вопрос. Только для того, чтобы утвердить отличную от московской, петербургскую Академию художеств? Мне кажется, это очень ненадежное и пустоватое основание для игры.

Пока вопрос об объединении смотрится совершенно неубедительно. Это не значит, что не должно возникать вопроса о роли музея Академии художеств. Профессиональная дискуссия о направлениях его деятельности, с привлечением общественности, возможна. Но сейчас разговор не об этом.





ГЛЕБ ЕРШОВ
кандидат искусствоведения, арт-критик, преподаватель истории искусства, куратор и идейный вдохновитель галереи Navicula Artis

Я не очень посвящен в историю вопроса. Не могу судить, насколько юридически правомерно слияние Санкт-Петербургского государственного института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина, Научно-исследовательского музея и библиотеки. Но я — давнишний почитатель всех трех учреждений.

Библиотека Академии художеств всегда работала и работает достаточно эффективно. Она - совершенно уникальна, по своему собранию ценнейшая в городе, я её всячески рекламирую своим студентам, будущим историкам искусства. Недавно была произведена масштабная реконструкция залов библиотеки. Слияние этих учреждений допустимо, если сохранить библиотеку в прежнем виде, решительно ничего не меняя, а только улучшая в качестве финансирования.

Музей нуждается в более решительном и смелом подходе. Его деятельность не столь результативна.

Что касается изменения статуса, юридические моменты можно и нужно обговаривать. В любом случае здесь не должны быть ущемлены права музея и его сотрудников. Наоборот, им должно быть предоставлено больше полномочий. Но реформирование самой музейной деятельности необходимо.

Мне представляется, что музей не может существовать в нынешним виде. Музей несколько затормозился в своем развитии, хотя может работать продуктивно. Сможет ли руководство института сделать так, чтобы это произошло — вопрос. Но существенные изменения необходимы.

Нужна новая экспозиция, хотя бы обновленная, нужно новое оборудование. Если в финансовом плане при объединении музей получит большие возможности, тогда это действительно станет возможным.

Требуется и новая выставочная политика. Сейчас все музеи, прежде всего, живут выставками, а у музея Академии художеств давно не было ударных проектов. Значительные события были, но они проходили даже не благодаря, а вопреки музею. Просто потому, что есть экспозиционная площадь, которая должна быть использована. С появлением более дальновидной концепции развития музея, выставочной стратегии у Академии художеств действительно появился бы шанс прозвучать. Сейчас Академия находится слегка в стороне от главных культурных движений современности. А ведь когда-то Академия художеств являлась что называется «центром мира».

Я надеюсь, если слияние произойдет, руководство института сможет извлечь из этого решения максимум выгоды и эффективности, создав мощно работающий центр. Чтобы само имя «Академия художеств» звучало бы громогласно. На данный момент её присутствие в культурной жизни города не столь значительно, как хотелось бы, и на что она могла бы претендовать по праву.





МАРИНА КРАСИЛЬНИКОВА
Художник, куратор, директор по выставочной деятельности Международного фонда деятелей культуры и искусства ИРС

Самый главный вопрос – кому нужно объединение Санкт-Петербургского государственного института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина, Научно-исследовательского музея и библиотеки? Второй вопрос – для чего, с какой целью?

Вполне возможно, что гипотетически объединение помогло бы оживить или переформатировать (что если не одно и то же, то достаточно схоже) некоторые части общего «музейного организма». К примеру, если говорить честно, Музей-квартира Куинджи довольно непрофильный актив, да и в остальных филиалах научно-исследовательская работа идет не очень бурно. С другой стороны, как собирается Академия – с точки зрения учебного процесса – использовать Музей-квартиру Бродского на пл. Искусств? А «Пенаты», «объект всемирного культурного наследия» под охраной ЮНЕСКО? Как учебную – к примеру, пленэрную - базу? Или как средство добывания денег? Все филиалы отнюдь не купаются в золоте, даже те же «Пенаты» финансируются совсем не густо. Все они не в лучшем состоянии. Чтобы их развивать, сперва нужны серьезные вложения. Готова ли на это Академия? И что они захотят получить взамен дотаций – если таковые планируются?

Вопросов возникает очень много. Если начать их задавать, быстро не остановимся. Тут и выставочная деятельность Музея со своими планами развития, а ни для кого не секрет, что хорошие большие проекты готовятся очень загодя. Это значит – либо «рейдерский захват» планируемых крупных проектов, либо неустойка.

А уникальная коллекция слепков? Она, извините, зачем нужна учебному заведению, если студенты по большей части переходят на рисование с цифровых копий, а не с оригиналов?

Вопросов намного больше, чем ответов.

Настолько больше, что ответить положительно на вопрос о нужности этого слияния представляется не то что невозможным, а как-то даже некорректным.

Кроме того, любая точка зрения здесь будет «извне», а это значит – отсутствие полной, непредвзятой картины происходящего.

Поэтому оценка может быть только субъективной.

Мне кажется, возможные изменения могли бы принципиально улучшить жизнь Академии, 
но более вероятно, что в реальности они только ухудшат ситуацию.

К примеру, если Музей лишат самостоятельности и юридического статуса, ничего хорошего не будет, и это понимают абсолютно все, кроме тех, кто стимулирует эти изменения.

Хотелось бы предварительно увидеть от них детальную концепцию развития Музея, его филиалов и активов, хотя бы на ближайшие 2-3 года, а лучше – в долгосрочной перспективе. Причем до того, как начнется движение по слиянию. И вынести на широкое обсуждение, чтоб были ясны выгоды и недостатки. Чтобы можно было судить о ситуации аргументированно, а не эмоционально.

Сейчас позиция выстроена так, что провоцирует эмоциональную реакцию, и это оправдано, но стратегически неверно, так как наносит имиджевый урон всей Академии Художеств, а она достойна большего.





ДМИТРИЙ СЕВЕРЮХИН
доктор искусствоведения, художественный критик, профессор РГПУ имени А.И.Герцена, эксперт Фонда имени Д.С. Лихачева

Я считаю, что объединение института имени Репина, библиотеки и научно-исследовательского музея в Петербургскую академию художеств не нужно. Есть такое правило: не нужно делать большие перемены, если они не приносят явно выраженного, сильного положительного результата. Здесь сложные организационные перемены, в том числе кадровые и финансовые, затеваются без подобного результата.

Что при объединении будет лучше — никто не сказал. Что будет хуже — понятно. Музей и библиотека Академии художеств - самостоятельные научные учреждения; каждое имеет собственную большую историю. Есть специальные правила музейного хранения и библиотечного режима, которые поддерживают музейные работники, профессиональные библиотекари и библиографы, служащие в этих учреждениях. В случае объединения, я боюсь, музейные и библиотечные коллекции будут отнесены к разряду учебных пособий, музейные экспонаты приобретут совершенно прикладное значение. Такие изменения приведут не к положительному результату, а к разорению музея и к потери собственно музейного значения, экспозиционного и научно-исследовательского. Такая опасность существует.

Не так давно (с 1918 по 1932 год) учебное заведение, музей и библиотеку Академии художеств уже объединяли, но опыт получился негативным. В то время вообще затевались большие реформы, хотелось всё реформировать и разрушить старую устоявшуюся систему. Положительных результатов это не дало.

Что касается нынешней ситуации, есть только один аргумент «за» какие-то перемены. Библиотека Академии художеств уникальна: в её собрании есть старинные книги по искусству, которых нет в других петербургских библиотеках. Кроме того, библиотека обладает достаточно сильным каталогом, где можно по названию отыскать как книгу, так и журнальную статью. Но библиотека несколько лет закрыта для специалистов, что вызывает большой негатив. Это не значит, что библиотеку нужно с чем-то объединять или сливать. Нужно сделать только одно усилие, организационное и финансовое, чтобы она снова заработала. Будет ли она работать, если вольется в учебное заведение? Я не думаю, не вижу таких предпосылок.

В целом, такие вещи как реорганизация Академии художеств не должны делаться решением Президента РФ В.В. Путина. Глава государства не может разобраться во всех тонкостях вопроса. Должна быть организована дискуссия на научном уровне. Нужно позвать специалистов, провести конференцию, выслушать все «за» и «против», подсчитать финансы. А сейчас всё делается на уровне чиновников, причем чиновников малоопытных. На уровне нескольких человек решается очень важный вопрос, который предопределит работу этих трех учреждений на десятилетия вперед. Провести обратную реформу будет очень трудно и получится не скоро.





ДМИТРИЙ ПИЛИКИН
художник, куратор, арт-критик, научный сотрудник Музея Современного Искусства им. Дягилева СПбГУ

Чтобы ответить на вопрос о целесообразности изменений придется погружаться в историю и припомнить одного из первых президентов Императорской Академии Художеств - опытного царедворца и поклонника идей французских просветителей Иван Ивановича Бецкого, который основной задачей Академии считал «необходимость создания новой породы людей, свободных от недостатков общества».

Прошло пару веков, а декларации о необходимости новой породы людей, недостатках общества, консерватизме, окостенелости, как и призвание на пост руководителя Академии «опытного царедворца» до сих пор в силе. Дело-то государственное! И это опять связано с традицией особого внимания российской власти к этому учреждению: с 1843 года императорская Академия художеств находилась в ведении Императорского двора и по уставу ее президентами были только особы царской крови.

Конечно, с тех пор много чего произошло, и в современной риторике власти принято пропускать «недостатки» советского периода (не забывая, впрочем, напоминать о достоинствах советского индустриального скачка), проводя прямую преемственность той - Великой Российской Империи с нынешней могучей Россией. Поэтому неудивительно, что эта государственная риторика присутствует и в речах нынешнего ректора Института имени И.Е.Репина Семена Михайловского, цитата из которого выбита в виртуальном пространстве на сайте института: «Мы называем себя правопреемниками Императорской Академии художеств, переживаем сегодняшнее положение, жалуемся, что нас перестали поддерживать, ценить. Но, прежде, мы должны разобраться в себе, задуматься, что является традицией, что нужно хранить, продолжать, развивать. Мы должны осознать себя, своё место в культурном пространстве».

Семен Михайловский, кроме ректорства в Академии, уже занял несколько ключевых постов, определяющих внешнюю репрезентацию художественной и архитектурной мысли России: он назначен комиссаром Российского павильона как на художественной, так и на архитектурной Венецианской биеннале. Поэтому вполне закономерно, что он готовит плацдармы и совершает политические интервенции. Для будущей судьбы нынешней Академии он (при всех его личных особенностях «опытного царедворца») выполняет, скорее, инновационную функцию.

Стоит вспомнить, сделанные им, довольно интересные и качественные выставочные проекты «Советский неореализм» и «После Войны». Оба проекта как раз были заняты ротацией и вытаскиванием на свет хранящихся в архивах музея и института работ студентов и профессоров. Но для того, чтобы делать выставки на площадях музея ректору надо постоянно вступать в переговоры, выставочная же политика самого музея (кроме постоянной экспозиции) довольно невнятна и эклектична.

С библиотекой ситуация другая, это самодостаточное учреждение, в фондах которого хранятся настоящие раритеты, которым могли бы позавидовать многие крупные библиотеки мира.

В целом, общая благостная картина РАХ разбивается о быт и необходимость решения как частных, хозяйственных (в одном здании три организации), так и концептуальных вопросов. Но проблема нынешнего обострения видится, прежде всего, в непрозрачности и кулуарности решений. Пока в своих выступлениях и декларациях Семен Михайловский не развертывает своего видения концепции, достоинств и проблем будущего объединения.

Понятно, что в случае объединения в его руках окажутся более мощные ресурсы (ведь за музеем тянутся еще и такие разные и такие непохожие филиалы как Музей-квартира И.И.Бродского, Усадьба Репина «Пенаты», Музей-квартира А.И.Куинджи, Музей-квартира П.П.Чистякова). Это отсутствие ясной и прозрачной модели трансформации несколько тревожит интересантов и наблюдателей, уже удрученных происходящими государственными «усилениями и укрупнениями», например, того же Российского Института Истории Искусств.





ПАВЕЛ КОТЛЯР
историк, член Всемирного клуба петербуржцев

В этом вопросе удручает легкость, с которой он решается.

Инициаторы объединения должны публично доказать его необходимость, предоставив планы развития и музея, и научной библиотеки в новой структуре. Тогда будет видна реальная цель этого слияния – облегчение эксплуатации здания и решение имущественных вопросов или же более глубокие вещи.

Можно убедительно говорить о безусловных минусах объединения совершенно разных структур и не менее аргументированно доказывать радужные перспективы, которые несет это решение. Главное в другом – какова цель предложивших это?

Озвучиваемые причины лежат в формальной плоскости, неубедительны и угрожают, в сущности, ликвидацией уникальных структур, включая целый музейный комплекс (с несколькими филиалами вне главного здания Академии). Поэтому на данном этапе это предложение не может вызвать поддержку.

Если данная инициатива несла бы созидательное начало, то она и прозвучала бы в другом формате. Жаль, что уже не в первый раз приходится доказывать нецелесообразность и опасность реализации идеи, прозвучавшей на президентском Совете по культуре и искусству.

Материал подготовила Елена Прилашкевич










Сергеев Борис Михайлович 14 февраля 2016 - 00:04

Идея Михайловского в корне вредна. Очередной реформаторский зуд.Каков будет статус Академии. муниципальный? Уж точно не федеральный. Кто будет финансировать всю затею? Михайловский уже проявил себя как сторонник дурно пахнущих новаций ив выставочнных проектах последних и в идее преподавания "современного" искусства в стенах Академии. не он создавал Академию и не ему ее разрушать. Если хочется чего-то нового, то создай сам и резвись на той территории сколько угодно. Свыше 250 лет Академия выпускала прекрасных мастеров и что теперь будет выпускать "концепторов"? Михайловского надо гнать из этих стен поганой метлой.Повторяю, идея вредная и глупая и не продуманная как и все наши реформы.
Василий 14 февраля 2016 - 02:00

Интересны две фразы "теоретиков"))) Академия стоит в стороне от "культурных" течений современности и студенты учатся рисовать не с оригиналов, а с цыфровых копий! Во первых Академии наплевать на на так называемые "культурные" течения т.к. Академия занимается классическим образованием, и студенты рисуют, пишут и копируют только с оригиналов! И только так можно получить настоящие знания. Стоит отметить, что у художников профессионалов эти теоретики-болтуны вызывают только раздражение и лёгкое презрение! Объединение в единую структуру будет только на пользу Академии.
Андрей Золотарев 16 февраля 2016 - 06:14

Василий, в слове "цифра" нет буквы "ы".
Северюхин 15 февраля 2016 - 12:12

Из моего интервью исчезли такие слова:

В целом, такие вещи как реорганизация Академии художеств не должны делаться решением Президента РФ В.В. Путина. Глава государства не может разобраться во всех тонкостях вопроса. Должна быть организована дискуссия на научном уровне. Нужно позвать специалистов, провести конференцию, выслушать все «за» и «против», подсчитать финансы. А сейчас всё делается на уровне чиновников, причем чиновников малоопытных. И Министр культуры РФ В.Р. Мединский — малоопытный человек, который неоднократно высказывался впустую, ошибочно. И нынешний ректор Института имени Репина С.И. Михайловский — сравнительно молодой для такой должности человек, не всегда осознающий те задачи, которые стоят перед Академией художеств. На уровне нескольких человек решается очень важный вопрос, который предопределит работу этих трех учреждений на десятилетия вперед. Провести обратную реформу будет очень трудно и получится нескоро.
Андрей Золотарев 16 февраля 2016 - 06:12

Я постарался внимательно изучить все доступные материалы, касающиеся предлагаемого объединения, и аргументы, почему это нужно сделать.

1) Заседание Совета при Президенте по культуре и искусству:
- Сравнение существования трех организаций под крышей одного здания с коммунальной квартирой. Даже страшно себе и представить, что может получиться, если проблема "коммунальной квартиры" решается объединением.
- "Все три институции занимаются одним делом -- воспитанием художников". Это просто неверно: воспитание художников -- главное дело института; библиотека и музей могут и должны помогать в этом благом деле, но их главные задачи все-таки иные.
- Объединение стало бы "жестом восстановления исторической справедливости". Отсылки к истории -- постоянный лейтмотив в риторике Семена Ильича, либо, к сожалению, не знающего ее, либо (что хуже) пытающегося ее "интерпретировать" не истины ради, а на пользу проекту.

2)Статья в газете "Санкт-Петербургские ведомости" с "прямой речью" С.И.Михайловского (http://spbvedomosti.ru/news/obshchestvo/byt_li_nbsp_repinke_akademiey/)
- "Меня удивляет реакция на предложение повысить статус учреждения и объединить усилия." Помилуйте, потеря юридической независимости может повысить статус музея или библиотеки?
- "Академия художеств в Петербурге создавалась с определенными целями, именно образовательными целями." Неточность (если не сознательное искажение): цели были не образовательные, а шире -- просветительские. Время было такое. Образование -- одно из главных направлений в деятельности просвещения, но не единственное из главных.
- "У нас неплохие экономические показатели. У нас есть потенциал, возможности принести пользу музею и библиотеке не только в реставрационной деятельности." Вот это интересно. Что же это -- бизнес-проект? Тогда неплохо бы обозначить основные его цели: мол, инвестируем столько-то, через такой-то промежуток времени возвращаем деньги, ну и т.д. Или -- обычная бизнес-практика -- предприятие "поглощается" просто для того, чтобы его уничтожить, воспользовавшись его капиталом, ресурсами, know-how...
- "Сегодня или завтра объединение произойдет. Я в этом убежден." Такого рода убежденность может основываться либо на вере ("наше дело правое"), либо на административном ресурсе: кричите, не кричите, все уже решено. И это печально.

3) Программа "Искусственный отбор", телеканал "Культура", 9 февраля 2016 г. (http://tvkultura.ru/video/show/brand_id/58339/episode_id/1268162/)
Эта программа вообще не затрагивает обсуждаемую инициативу. Однако показана она была в уж очень удачный момент. Семен Ильич рассказывает в ней об Академии: ее истории, жизни, ректорах, достижениях. Все вроде бы замечательно, за исключением одного момента: говоря об Академии, он всегда имеет в виду только одну ее часть -- учебное заведение. Тем самым культурную публику, не очень, впрочем, хорошо знакомую с организацией Академии, убеждают, что ничего другого и нет. Часть, однако, не равна целому. Академия -- живой организм. Институт, музей, библиотека -- органы его. Было бы нелепо даже только представить, что один орган "знает" лучше всех остальных, что нужно целому организму.
"В Русском музее висят картины, которые в свое время были экспроприированы из Императорской Академии художеств, стали частью Русского музея." Семен Ильич видимо забыл, что "экспроприация" произошла как раз в тот момент, когда Академия была ликвидирована, на ее месте осталось учебное заведение, а музея уже не существовало.

Итак, я не обнаружил просто ни одного понятного видимого довода за осуществление этого проекта. Возможно есть какие-то иные, наверное, очень важные, но скрытые причины и аргументы. Печально, если это так.
Елена Белова-Романова 5 марта 2016 - 10:06

АКАДЕМИЯ ХУДОЖЕСТВ ТЕРЯЕТ ЦЕЛОМУДРИЕ....

О, ужас меня охватил!!! - "А уникальная коллекция слепков? Она, извините, зачем нужна учебному заведению, если студенты по большей части переходят на рисование с цифровых копий, а не с оригиналов?" - М.Красильникова (Художник, куратор, директор по выставочной деятельности Международного фонда деятелей культуры и искусства ИРС).
...студенты Академии художеств рисуют с цифровых копий?! - такое, только в страшном сне ... Вопрос - кому нужна оскоплённая Академия художеств?

Инициатива о реорганизации Академии художеств выдвинутая Семеном Михайловским (И.О.ректора Санкт-Петербургского государственного института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина), не привела бы к гибели нашей "Помпеи", друзья!?
Уж больно жарко! ...очень!!!..
цымбулов 12 июня 2016 - 13:39

Любые реформаторские идеи в обязательном порядке должны хорошо освещаться и широко обсуждаться, а не так келейно, как это происходит в настоящее время. Всё это как бы "от лукавого", своего рода "горбачёвщина"
Алексей Муратов 26 июля 2016 - 09:54

Объединить, конечно, нужно. В сознании всей России - это Академия. Со всеми вытекающими требованиями к воспитанию мастеров искусства в классическом формате. Модернизацией пусть занимаются другие ВУЗы. Академия под руководством Чистякова и Репина родила таких гениев как Врубель и Малявин - это не помешало движению вперед. Методическое управление учебным и другими процессами предоставить самым опытным - Совету Академии (академикам). Прямое подчинение Совмину или Президенту (в плане хозяйственно-административной поддержки и защиты). Ни Минкультуры, ни Минобру не отдавать - деллетанты. Сейчас процесс обучения довольно рыхлый - наряду с очень талантливыми, гениальными выпускниками из стен Академии выходят вялые, затянутые паутиной фальш-модерна специалисты. совет академиков может состоять и из региональных представителей СХ и ВУЗов. Финансирование требуется выделить отдельной строкой в бюджете РФ. С коммуналкой нужно заканчивать - это нелепо. Бояться нового хозяина не нужно - Совет Академии не допустит крупных ошибок. Мысль об объединении - здравая и своевременная. не передавайте всю полноту власти ректору и тогда все можно решать здраво. Художники сами могут решить все вопросы - поменьше теоретиков и философов. Соблюдение национальных традиций и уважение к истории закроют все нелепые предположения.
Добавить комментарий к
«Санкт-Петербургская Академия художеств. Откуда дует ветер перемен»

Имя

E-mail


angry evil grin laugh sad smile wink 






Рекомендуем посмотреть

«Спящая красавица»

Премьера
в Михайловском театре

Николай Блохин

Мастерская

Культурная столица

Павел Каплевич

«Диор. Под знаком искусства»

в ГМИИ им. А.С. Пушкина

«Oldies but Goldies»

Monte Carlo Historique 2012

«Сказки Гофмана»

опера
в Мариинском театре