Статья

Большой примерился к Моцарту в Петербургской филармонии


29.01.14 / 0:36


Музыканты Большого театра исполнили в Большом зале филармонии полусценическую версию оперы «Свадьба Фигаро» Моцарта. За пультом оркестра Большого театра был британский дирижер Уильям Лейси.

Cовсем недавно среди участников двух концертов Большого театра на сцене петербургской филармонии значилось имя Василия Синайского, бывшего главного дирижера Большого театра. Вполне вероятно, что концерты появились в филармонической афише, благодаря давней договоренности с Василием Серафимовичем в его бытность в этой должности. К слову, дирижер прочно связан с ленинградской школой, как выпускник консерватории по классу Ильи Мусина. В декабре прошлого года маэстро неожиданно покинул свой пост, оставив главный театр страны без музыкального руководителя. До последнего момента директор Большого театра Владимир Урин решал головоломную, трудноразрешимую задачу - найти нового главного дирижера. 20 декабря им был объявлен Туган Сохиев, 36-летний музыкант с мировым именем, известный как главный дирижер Оркестра Капитолия Тулузы и Берлинского Немецкого симфонического оркестра. К новой должности Сохиев приступит лишь 1 февраля, а за пульт оркестра Большого театра в новом статусе встанет лишь в начале следующего сезона. Тем не менее, солисты и оркестр Большого театра привезли в Северную Венецию «Свадьбу Фигаро», уже зная имя главного дирижера, а, значит и настроение у них было куда более оптимистичное и вдохновенное, чем могло бы быть.

Визиты солистов Большого театра в петербургскую филармонию имеют давнюю историю, если говорить об участии одного-двух исполнителей в том или ином совместном музыкальном проекте двух столиц, где, скажем, дирижер с солистами могли быть из первопрестольной, а оркестр – петербургский. В новейшей истории Большой театр пришел в гастрольное движение, когда его музыкальным руководителем был Александр Ведерников. Так, большой концерт оркестра, хора и солистов Большого театра России состоялся на VIII фестивале «Площадь искусство» 5 января 2008 года. Выступление столичных музыкантов во многом было связано с тем, что в 2007 году маэстро Юрий Темирканов был назначен главным приглашенным дирижером Большого театра: для него привезти своих новых подопечных в родной Петербург было делом чести. В тот год программа получилась образцово-показательной: она включала симфоническую фантазию «Франческа да Римини» Чайковского, кантату «Александр Невский» Прокофьева и Рапсодию на тему Паганини для фортепиано с оркестром Рахманинова – то, с чем в массовом сознании был долгие годы прочно связан образ могучего Большого театра. Но тогда сказать что-либо однозначно восторженное о стиле игры оркестра было нельзя: слишком однозначно официозным он оставался, хотя и наметилось движение в сторону индивидуализации и разнообразия.

В рамках этого же фестиваля, но на сцене Михайловского театра, выступали солисты балета первого театра страны во главе с прима-балериной Светланой Захаровой, перебравшейся туда из балетной труппы Мариинского театра.

Новым этапом знакомства петербуржцев с эволюцией образа музыкантов Большого театра стал приезд московского десанта на XI фестиваль «Площадь искусств». На фестивале столичные артисты выступили с концертным исполнением оперы «Вишневый сад» современного композитора Филиппа Фенелона, входившей в музыкальную программу Года Франции в России. Тот визит оркестра, хора и солистов Большого театра под управлением Тито Чеккерини запомнился участием команды его молодых солистов, среди которых были великолепные сопрано Ульяна Алексюк, баритон Игорь Головатенко, тенор Алексей Татаринцев и многие другие. Именно в 2009 году в Большом театре стартовал стратегически важный проект – Молодежная оперная программа Большого театра, нацеленная на воспитание нового поколения музыкантов. Тогда стало понятно, что в цитадели официального искусства, расположенной под боком у Кремля, начались необратимые изменения в сторону открытия границ, расширения горизонтов, увеличения стилевой палитры. С тех пор многое произошло в Большом театре, но, к счастью, маховик перемен не остановить, доказательством чему стало исполнение «Свадьбы Фигаро» Моцарта.

Большой театр и Моцарт пока продолжают оставаться явлениями отнюдь не синонимичными, но динамика стремительно меняется. Так, в репертуаре Большого сегодня нет «Свадьбы Фигаро», зато стоит «Волшебная флейта» в небезобидной и провокационной постановке Грэма Вика, а в мае этого года в театре ожидается премьера оперы «Так поступают все» в постановке Флориса Виссера. Полусценическое исполнение «Свадьбы Фигаро» в Большом зале Петербургской филармонии стало превосходным доказательством, что в империи Большого готовы «прописать» Моцарта со всеми его условиями.

Пикантность исторического момента заключалась в том, что за пультом оркестра Большого театра стоял иностранец – Уильям Лейси, выпускник кембриджского Королевского колледжа. Уже во время увертюры он настроил слушателя на стилистически правильный регистр. Изящный, элегантно театрализованный, дифференцированный звук оркестра с первых же тактов начал выстраивать музыкально-поэтическую систему драматургических координат, которая на два с половиной часа стала идеальным домом для героев виртуозной и поучительной «музыкальной комедии». Опера шла без речитативов, были сокращены все номера с участием хора, поэтому получился своего рода компактный дайджест, динамизма которому было не занимать. Слушатель-зритель только успевал следить за перестановками героев, как за фигурами на шахматной доске.

Открытием вечера стала очень толковая, небанальная режиссура в исполнении Дмитрия Белянушкина, недавнего выпускника Российской Академии театрального искусства ГИТИС (кафедра режиссуры и мастерства актера музыкального театра, мастерская А.Тителя и И.Ясуловича). На узкой полоске авансцены перед оркестром ему удалось не просто развести певцов, но создать полноценный эскиз оперного спектакля с четко прочерченными линиями взаимоотношений. «Материал» для работы был предоставлен на зависть: откалиброванная команда молодых солистов с четкой дикцией, пластичными голосами, ясным представлением об особенностях моцартовского стиля и отличной актерской подготовкой. Они всеми силами опровергали стереотип, что русские не умеют петь Моцарта, омузкаливая каждое слово, поэтизируя каждую ноту, наделяя энергией. Режиссер сумел еще и очень рельефно, взяв за основу эффектные внешние данные каждого из певцов, показать характеры моцартовских героев, заставив заиграть знакомые образы новыми гранями.

«Свадьба Фигаро» полностью оправдала свое название, представ оперой-буффой с очень глубокими лирическими чертами – оперой о драме отношений мужчин и женщин, полной нешуточной эротической напряженности. Два главных героя – Граф Альмавива в исполнении баритона Константина Шушакова и Фигаро бас-баритона Александра Миминошвили оказались главными «борцами за территорию». Режиссер не упускал момента, чтобы не показать, как важен для обоих культ собственной силы мужского очарования. С женской стороны в борьбу была вовлечена бесконечно чувственная Графиня в очень изысканном, куртуазном исполнении сопрано Ютты-Марии Бёнерд. Против этой скульптурной роскоши выступила ослепительная простота Сюзанны – Алевтины Яровой с легким, порхающим сопрано. Даже ключницу Марцелину, которой обычно достаются голоса стареющих примадонн, щедро наделили красивым, царственным голосом сопрано Анастасии Кикоть - выпускницы Петербургской консерватории по классу Ирины Богачевой, которая с неменьшим успехом могла бы спеть и Графиню.

Кульминацией «Свадьбы» из Большого стал знаменитый квартет IV акта, начинающийся с извинения Графа перед обманутой Графиней Contessa perdono: волна всепрощающей любви так и хлынула в зал. Осталось дождаться, когда «Свадьба Фигаро» получит свое место в репертуаре Большого театра во всей красоте и полноте своих четырех действий.

Владимир ДУДИН










Добавить комментарий к
«Большой примерился к Моцарту в Петербургской филармонии»

Имя

E-mail


angry evil grin laugh sad smile wink