Интервью

Лариса Лежнина. Искусство балета — вненационально


1.05.14 / 0:39



В Петербурге прошел XIII Международный фестиваль балета DANCE OPEN. Почетным гостем фестиваля стала балерина Лариса Лежнина, заслуженно пользующаяся международным признанием.

Лариса Лежнина — выпускница Ленинградского академического хореографического училища, ныне Академии русского балета имени А.Я.Вагановой. После окончания профессионального обучения балерина была сразу же принята в труппу Мариинского театра. С 1994 года Лариса Лежнина — прима Нидерландского Национального балета. В творческом багаже балерины значатся ведущие партии в балетах Джорджа Баланчина, Фредерика Аштона, Руди ван Данцига, Ханса ван Манена и других выдающихся хореографов.

В этом году Лариса Лежнина завершает творческую деятельность в качестве прима-балерины нидерландской труппы: в мае запланирована серия прощальных выступлений в Амстердаме. В преддверии этих спектаклей особенно символичным стал приезд балерины в Петербург, где когда-то начался её профессиональный путь. В родном городе Лежнина приняла участие в творческом вечере «Ханс ван Манен. Повелитель движения», ещё раз продемонстрировав высокий уровень своего мастерства.

В интервью корреспонденту «Искусства ТВ» Лариса Лежнина рассказала о хореографии Ханса ван Манена, собственном отношении к балетному искусству и дальнейших творческих планах.

Балет — понятие вненациональное

Я не принимаю разделения на русских и зарубежных исполнителей. В моем понимании есть просто плохие и хорошие танцовщики. Для меня искусство не имеет национальности. Если есть настоящий артист, какой он национальности значения не имеет. Меня называют русской балериной, поскольку я закончила Академию русского балета имени А.Я.Вагановой. Но лично я не могу себя назвать сугубо русской балериной. Наша профессия - вненациональна.

О личных достижениях

Я ничем не горжусь. По отношению к себе и своим работам я очень критичный человек. Не думаю, что когда-то создала некий шедевр. Что-то мне нравится танцевать больше, что-то меньше, но ни одной эталонной роли я назвать не могу. Мои зрители другого мнения, но я не люблю о себе говорить и давать оценки.

Проблемы репертуара

Новые возможности в профессии для меня открылись после Мариинского театра. С приходом в нидерландскую труппу мой репертуар значительно расширился. В европейском и американском театрах нет строгих канонов, когда танцуешь, не выходя за рамки собственного амплуа. Если у вас есть контракт ведущего исполнителя, вы обязаны исполнять все ведущие партии. То, что было закрыто для меня в Мариинском театре, в нидерландском театре стало доступным.

Отчасти я согласна с тем, что танцовщик не должен исполнять всё. Но для развития артиста полезно станцевать то, что не подходит, почувствовать что-то другое. К примеру, для классической балерины очень хорошо станцевать модерн. Там совершенно иная техника исполнения, с которой приходит новое ощущение своего физического «я». Такая практика обогащает опыт исполнителя. Совсем не обязательно, что попытка окажется уникальной и вызовет всеобщее восхищение, но танцовщик получит ценный опыт в свою копилку.

Хореография Ханса ван Манена

Мне близка хореография Ханса ван Манена: каждый год в репертуаре нидерландской балетной компании он представляет новую программу. Ханс ван Манен - наш «домашний» хореограф. Впечатление от его постановок - самое восторженное. Сейчас мастеру идет 82-й год, но он до сих пор создает интереснейшие балеты, отличающиеся логичностью и музыкальностью формы. Он до сих пор живет искусством и ставит балеты, потрясающие воображение.

Работая с Хансом ван Маненом в качестве танцовщицы, получаешь огромное удовольствие. При взаимодействии с хореографом практически не возникает проблем. Когда он видит, что человеку неорганично двигаться в какой-то сцене, он с легкостью меняет хореографию. Ханс ван Манен — свободный и открытый художник, который не приемлет зажатости в строго определенные рамки. Он меняет собственные шаги, если они не подходят выбранному исполнителю, или танцовщик чувствует себя не очень комфортно.

В постановках Ханса ван Манена всегда ярко выражен его стиль, но в каждом случае он отталкивается от танцовщика. Из-за этого его балеты трудно танцевать второму составу, ведь танцовщикам приходится буквально влезать в кожу тех исполнителей, на которых делалась ставка. Такой подход зачастую заставляет отказываться от второго состава. Ханс ван Манен предпочитает, чтобы балет танцевали изначально выбранные для этого артисты.

Разум и чувства

Поначалу русским танцовщикам очень трудно принять хореографию Ханса ван Манена. Она не несет открытых эмоций, драму в постановке выражать нельзя — таков его стиль. Он отталкивается от музыки и от внутренней эмоциональности, что идет в разрез с русской эмоциональностью.

Русский танцовщик идет от широты души человека, открыто демонстрируя грусть или радость. Балет Ханса ван Манена не несет какой-то драматической линии, но в нем присутствует внутреннее напряжение. Ты можешь смотреть на партнера, но никогда в зрительный зал. Здесь для танцовщика важен фокус вниз и концентрация на собственном внутреннем мире. Нет эмоций напоказ.

При этом Ханс ван Манен всегда основывается на музыке, которая изначально задает определенный ритм и движения, настраивает на те или иные переживания. Если хореограф не находит подходящего музыкального материала, он просто отказывается от постановки.

Прощальные встречи в Амстердаме

В мае в Амстердаме я представлю программу, которой закончу исполнительскую карьеру в качестве примы Нидерландского Национального балета. Я покажу два номера, которые сама выбрала.

Во-первых, я станцую Гран па из «Раймонды» - один из шедевров Петипа. Будучи выпускницей вагановской школы, мне за всю карьеру не пришлось станцевать этот отрывок, поэтому я решила напоследок отдать ему предпочтение.

Второй номер - The Old Man and Me, хореография Ханса ван Манена. Я увидела эту постановку очень давно, и она меня сразу же восхитила. Это даже не балет, а 17-минутный кусок жизни двух людей. Постановка объединяет три разные музыкальные части и заканчивается любимой мною музыкой Моцарта. Особенно подкупает трогательность номера: смех в начале и слезы в конце.

Планы на будущее

В следующем сезоне я участвую в спектаклях Нидерландского Национального балета как приглашенная артистка. Балетная компания будет показывать «Золушку» в постановке Кристофера Уилдона. Ранее я исполняла в балете партию Мачехи, и Уилдон захотел снова видеть меня в этой роли. Партия гротесковая и немного комичная. Она не доставляет никаких физических трудностей, и чисто по-актерски очень мне интересна.

Я прекращаю солировать в рамках Нидерландского балета, но не завершаю свою творческую деятельность. Я не собираюсь просто останавливаться. Может быть я начну разъезжать по странам и континентам с какими-то номерами. Возможно, буду где-то работать как фрилансер.

У меня был опыт педагогической деятельности: в Сеуле я вела репетиции для корейской балетной компании балета Universal, давала классы в Ла Скала. Мой профессиональный путь может пойти в этом направлении, хотя я не заглядываю далеко в будущее и живу одним днем.

Со стороны российских театров пока никаких предложений не поступало. Не исключено, что они появятся, но мое решение будет зависеть от личных обстоятельств. В Голландии есть вещи, которые я не могу просто бросить и уехать в Россию.

Материал подготовила Елена Прилашкевич










segrei3 26 октября 2014 - 01:10

Балет красив.
Добавить комментарий к
«Лариса Лежнина. Искусство балета — вненационально»

Имя

E-mail


angry evil grin laugh sad smile wink