Рецензия

Звезды сошлись. "Трубадур" в Мариинском театре


1.02.14 / 18:07



В минувшем 2013 году в Петербурге с большой радостью праздновали 200-летие со дня рождения двух великих гениев оперы — Рихарда Вагнера и Джузеппе Верди. Этот год назвали годом Верди и Вагнера, что дало внутреннюю мотивацию и оправдание музыкантам исполнять музыку композиторов еще чаще. Вагнером отчитался Михайловский театр, выпустив «Летучего голландца», а вот вердиевский список под конец года пополнился одной из самых популярных опер композитора - «Трубадуром» на новой сцене Мариинского театра.

В 1850-х годах Верди переживал мощный творческий подъем, когда одна за другой из-под его пера вышли три знаменитые оперы: «Риголетто», «Трубадур», «Травиата». Удивительное сочетание схожести и несхожести. В центре опер - три персонажа на грани социума, осложненные некоторым физическим или психологическим изъяном: шут-горбун в «Риголетто»; одержимая жаждой мести цыганка из «Трубадура»; больная туберкулезом куртизанка из «Травиаты». «Трубадур» - самая романтичная и самая страстная опера этого периода.

В ее основе — пьеса испанского драматурга Гарсиа Гутьерреса «Трубадур», которая была поставлена в Мадриде в 1836 году. Действие драмы, а затем оперы разыгрывается в замке Альхаферия в XV веке. Замок этот строился арабами, его и сейчас еще можно видеть в городе Сарагоса. В XV веке на территории замка свирепствовала инквизиция, горели костры. На одном из них, возможно, и сожгли героиню оперы Верди цыганку Азучену. В те времена две группировки боролись за трон королевства Арагон, столицей которого была Сарагоса. Этот мотив есть в драме, но остался за скобками в либретто оперы.


Почему-то считается, что сюжет оперы «Трубадур» чрезвычайно запутан. Но он запутан не более, чем в некоторых других операх Верди. Цыганка Азучена, желая отомстить за смерть своей матери, сожженной на костре по приказу старого графа ди Луна, крадет одного из графских младенцев. В состоянии аффекта она путает детей и по ошибке кидает в костер своего. Воспитанный Азученой Манрико не знает, что он - брат молодого графа ди Луна. Он находится с ним в разных политических партиях, а заодно является его счастливым соперником. Леонора, придворная дама, любит молодого трубадура Манрико.

Обстоятельства складываются так, что Манрико казнен; Леонора кончает жизнь самоубийством, а Азучена, которая в конце оперы находится в пограничном состоянии, в момент казни Манрико может воскликнуть в адрес ди Луна: «Это был твой брат! Ты отомщена, о мать!».

Долгое отсутствие «Трубадура» в Петербурге относится к классу труднообъяснимых явлений. Яркая, страстная музыка, полные драматизма арии и ансамбли, такие же хоры — все это просто просится на сцену. Однако, опера не терпит второстепенных исполнителей. Четыре главных персонажа требуют сильных голосов: сопрано (Леонора), меццо-сопрано (Азучена), тенор (Манрико), баритон (граф ди Луна). Если хоть один голос окажется слабее, он тут же будет выделяться и обращать на себя внимание. В Мариинском театре давно есть соответствующие высокому уровню солисты, нужен был только толчок к постановке «Трубадура». Одним из таких толчков стал год Верди, другим оказалась Анна Нетребко, которая выучила партию Леоноры. Раз сама Нетребко выучила, то нужно и спектакль поставить. Спев восемь раз Леонору в Берлине, примадонна прилетела на премьеру в Петербург.

Однако, на генеральной репетиции Нетребко не пела. Партию Леоноры исполнила Татьяна Сержан. В числе других исполнителей — Екатерина Семенчук (Азучена), Владислав Сулимский (Ди Луна), Ованес Айвазян (Манрико).



Слух самого взыскательного меломана мог быть полностью удовлетворен солистами и оркестром под управлением Валерия Гергиева. Как всегда подход маэстро отличался особым темпераментом и железной волей. Но зрение желало большего.

Режиссер-постановщик оперы Пьер Луиджи Пицци уверяет, что делал спектакль специально для второй сцены Мариинского театра, рассчитывая на технические возможности и масштабы нового зала. Однако, в отношении результата его работы можно смело использовать популярное советское слово «отметился». Из ассортимента технических чудес новой сцены была выбрана поднимающаяся двухярусная сцена. Режиссер до конца не понимал, что с ней делать, но включил в спектакль. В начале «цыганской» картины балетные танцуют одно и то же вверху и внизу. Зато, когда балет и хор заканчивают выступление и покидают сцену, Азучена и Манрико остаются совсем одни в огромном пространстве, в котором теряются.

Не балует режиссер зрителя, а актеров не утруждает изобилием мизансцен. Дуэль между Манрико и ди Луна в первой картине, как и стычка между их воинами в третьей, созданы лишь «для очистки совести». Все партии честно исполняются в неподвижной позиции, после чего артисты немного постукивают мечами и разбегаются.

Задник, вернее экран для проекций, тоже используется очень экономно. Иногда там возникает огонь, иногда - небесное лунное светило. Визуальный ряд можно было разнообразить, но режиссер говорит о символах и утверждает, что большего постановка не требует.

Наиболее активно режиссер проявился в работе с образом цыганки. Он захотел, чтобы она была молода и красива. В связи с этим, Азучену было крайне трудно воспринимать в качестве матери Манрико. Более всего, она походила на его сестру. По ходу действия постановщик отправляет героиню на крест, этот символ оказывается не менее двусмысленным.

Спектакль спасают художники по костюмам и по свету. Очень красивые декоративные образы воссозданы в цыганском лагере, перед тюрьмой, в тюрьме, в монастыре. Если на сцене вообще ничего не будет происходить, но будут показывать декорации и петь солисты театра в сопровождении оркестра, впечатление будет полным и ярким.










зритель 1 октября 2014 - 11:04

как бы кто не пел,но в опере особенно у Верди,главное тенор,а у нас с ними плохо,
приходится приглашать,и то далеко не лучших
Добавить комментарий к
«Звезды сошлись. \"Трубадур\" в Мариинском театре»

Имя

E-mail


angry evil grin laugh sad smile wink