Интервью

Владислав Мамышев-Монро. Жизнь как мистификация


11.07.14 / 18:12



В Новом музее идет «Жизнь замечательного Монро», выставка-посвящение художнику-мистификатору Владиславу Мамышеву- Монро. Этот проект получил особое звучание, став частью параллельной программы европейской биеннале современного искусства «Манифеста-10».

В экспозиции собрано около 400 произведений художника, включая серии «Политбюро», «Жизнь замечательных Монро», «Расцарапки». Живописные и графические работы дополняет медиа-проект «Пиратское телевидение».

Кураторы Олеся Туркина и Виктор Мазин рассказали Лине Волчёнок о подготовке выставки Мамышева-Монро и личности самого художника.

Олеся Туркина

Искусство ТВ: Как проходила подготовка к выставке и какие работы удалось собрать?

Туркина: Владислав Юрьевич Мамышев-Монро - любимец нашей художественной арт-сцены. Парадоксальный художник, невероятно разнообразный, веселый художник. Когда год назад он от нас трагически ушел, всех это потрясло. Прямо на Смоленском кладбище, где его хоронили, все говорили: «Мы сделаем выставку, мы напечатаем книгу». Прошло время и к нам обратился основатель Нового музея Аслан Чехоев. Он сказал: «Я подождал полгода: никто выставки не делает, книг не издает, и я понял, что это мой долг перед искусством и перед Владиком Мамышевым». В собрании Нового музея находятся две великолепные серии: «Жизнь замечательных Монро» и «Сказки об утраченном времени». Также здесь находятся несколько работ из серии «Немое кино».

Мы с Виктором Мазиным очень обрадовались проекту, потому что делали первые выставки Владика, когда он только становился художником. Развитие Мамышева произошло на наших концептуальных выставках конца 1980-х - начала 1990-х годов. Работа над нынешним проектом началась со сбора материала. Мы начали опрашивать друзей, коллекционеров, музеи. Все так любили Владика, что вся общественность объединилась.

Мы давно знали, что Пьер Броше собирает его работы; очень помогла в организации выставки Елена Селина, галерею которой Владик называл материнской. Но были какие-то неожиданные находки: вдруг звонил коллекционер и говорил: «Мне Владик 25 лет назад подарил работу». Эту работу за прошедшие годы никто не видел. Или, например, были найдены самые ранние произведения Мамышева-Монро. Коллекционеры принесли его работы, дневники и рисунки.

Проект в Новом музее - ретроспектива, но не в том смысле, что представлено всё творчество Владика. На выставке демонстрируется разнообразие его творчества: не только образ обожаемой им американской актрисы Мэрилин Монро, но и другие образы - исторических и политических персонажей, каких-то гламурных фигур.

Искусство ТВ: Сколько всего работ удалось собрать?

Туркина: Около 400

Искусство ТВ: Что известно об истории создания серии «Политбюро»?



Туркина: На этой выставке представлена целая серия работ с говорящим названием «Политбюро». В 1991 году, когда мы с Виктором Мазиным и с нашими коллегами делали выставку «Геополитика», Владислав Юрьевич представил свою работу: стенд, на котором он изменил членов политбюро. Он смягчил их характер, перейдя от мужского знака к женскому. Мамышев считал, что мужской знак очень агрессивный, а женский более соответствует периоду Перестройки. Владик даже Михаила Сергеевича Горбачева наделил женским знаком, добавив ему точку бинди. При этом Мамышев не просто изменил членов политбюро, а как будто сделал им художественный макияж.

Владислав Юрьевич предчувствовал перемены уже тогда, когда конец Советского Союза был близок, но союз ещё существовал. В этот момент он предложил переодеть членов политбюро в женщин. Это были очень модные, симпатичные советские женщины, с хорошим макияжем, в шляпках, кто-то в платочках, в модных очках, они следили за собой. По мнению художника, переодевшись вот в таких очень достойных советских женщин, члены политбюро смогли бы сбежать из Советского Союза в случае его распада. Как только Мамышев сделал эту серию работ, Советский Союз тут же и развалился.

Искусство ТВ: Расскажите о книге, подготовленной к открытию выставки...

Туркина: По предложению Нового музея я и Виктор Мазин с огромной радостью написали книжку «Жизнь замечательного Монро». Об этой книжке мы мечтали давно и обещали Владику написать её еще при жизни. В последний раз мы встретились недалеко от Нового музея в кафе и обсуждали те материалы, которые должны были туда войти. Но, увы, не успели выполнить своего обещания, пока Мамышев был жив.

Книжка представляет собой искусствоведческое исследование, но в тоже время - это волшебная сказка. В книге есть такие главы как «рождение героя» или «прохождение через испытания». В этом издании мы попытались соединить то, что было так дорого Владику, а именно внимание к сказочному дискурсу и серьезность исследования.

Судить о проделанной работе предстоит читателям. Книжка издана, нам она очень нравится. Мы надеемся, что читателя она заставит улыбнуться и поплакать, подумать об искусстве и вспомнить блестящего героя.

Искусство ТВ: Каким Вам запомнился Владислав Мамышев-Монро?
Что его отличает как художника и как артиста?


Туркина: Его отличительная черта - бесстрашие. Мы все вынуждены подчиняться определённым правилам. Это, знаете, как правила дорожного движения: нельзя сделать шаг вправо, шаг влево, есть красный свет, зеленый. Для художника такого света нет, потому что художник открывает новые пространства. Художник идет до конца, до последнего.

Искусство ТВ: Как Вам кажется, в чем главная заслуга Мамышева-Монро перед искусством?

Туркина: Мамышев-Монро стремился показать множественность нашей личности, в этом состоит его заслуга.

Очень часто от людей остается, увы, только начало жизни и конец. Владислав Юрьевич Мамышев-Монро вместил в себя сотни персонажей, показал, что человек множественен. Чем больше он позволяет в себя заселиться персонажей, чем больше на этот бал придет героев, тем лучше и прекраснее будет жизнь.






Виктор Мазин

Искусство ТВ: На выставке представлена серия работ «Расцарапки», в чем её особенность?

Мазин: Особенность серии «Расцарапки» заключается в том, что здесь применена техника, изобретенная самим художником. Я не хочу говорить, что никто никогда в жизни не расцарапывал фотографии, но раньше никто из этого не делал произведения искусства.

Сейчас, как мне кажется, техника очень напоминает скульптуру. Ведь скульптура предполагает не просто нанесение чего-то на поверхность, а снятие всего лишнего. Здесь то же самое: есть фотография и дальше Владик иголочкой, очень аккуратно, снимает слои эмульсии. Это настолько тонкая, настолько тщательная работа, что сам он назвал ее медитацией. Для него использование такой техники - некая медитативная практика превращения любительской фотографии в произведение искусства.

Кстати говоря, подобная тенденция вообще характерна для его работ, для его творчества. У Мамышева нет границы между домашним бытовым искусством и искусством высоким.

Почему «расцапарки» не получили широкую огласку? Во-первых потому, что они выглядят как обычная любительская фотка, снятая на мыльницу. Постепенно начинаешь присматриваться, видеть, что она радикальным образом изменена и превратилась в совершенно другое произведение искусства, совсем не то, что было снято на камеру. Во-вторых, потому что Мамышев активно занимался «расцарапками» в последние годы. В частности, на Бали.


Искусство ТВ: Собранные на выставке работы хранятся у разных коллекционеров. Как Вы находили эти произведения?

Мазин: Мы с Владиком дружили с первого дня его творческой деятельности - с 1989 года, поэтому круг коллекционеров наполовину нам хорошо известен. Мы знали куда Владик передает свои работы.

Крупнейшие коллекционеры его работ - Пьер Кристиан Броше и Аннушка Броше. Но здесь слово «коллекционер» не очень уместно, это наши друзья. Владик у них часто жил в Москве, поэтому у них много его работ. Что-то Броше покупали, что-то дарил сам Мамышев-Монро.

Несколько работ он подарил нам с Олесей Туркиной. Например, автопортрет с подписью «дорогому Олвиматуру», потому что он нас с Олесей объединял в одно имя: Олеся, Виктор - олви, Мазин, Туркина — матур.

В целом, у друзей Мамышева не так много работ, как у коллекционеров. Но у самых близких друзей — какие-то интересные произведения есть.

Часть работ Мамышева-Монро хранится в архиве Тимура Новикова, который был самым близким человеком для Владика и собирал его работы. У Тимура довольно большая коллекция.

Искусство ТВ: Вы были хорошо знакомы с Владиславом Мамышевым-Монро, что его увлекало? Что ему больше нравилось - кино или живопись? Или же он все время переключался?




Мазин: Вопрос чем он был увлечен - это вопрос времени. К живописи он пришел постепенно. Начинал Мамышев-Монро с рисунка, как любой школьник переделывал портреты. Мог в учебнике по литературе Льва Толстова разрисовать. После рисунка он увлекается фотографией и только потом приходит к живописи.




В его творчестве были разные этапы, но в центре его искусства - человек. В центре его искусства - все человечество, которое можно понять только одним образом: попытаться понять самого себя. Он пропускал через себя весь мир.


Искусство ТВ: Как Владислав Мамышев-Монро пришел к видео?

Мазин: Видео затея с пиратским телевидением возникла исключительно благодаря трем людям — Владиславу Мамышеву-Монро, Тимуру Новикову и Юрису Леснику. Сколько можно смотреть как бы официальное телевидение. Давайте сделаем свое собственное, для друзей, для своей компании. Будем снимать те выставки, на которые мы хотим, концерты, будем смеяться и веселиться, будем нести какую-то ахинею и одеваться как фрики. Такова была идея.

Владик стал бессменным ведущим пиратского телевидения, Юрис - оператором, а Тимур Новиков - идейным вдохновителем и, как он себя называл, продюсером.

К видео Мамышев-Монро пришел благодаря профессиональному видеохудожнику Юрису и постепенно дошел до высот ремейков. К примеру, переделал «Волгу-Волгу», которая у нас идет в кинозале. Все начиналось с домашнего видео и постепенно переросло в нечто более серьезное.

Искусство ТВ: В чем особенность Мамышева-Монро как живописца?

Мазин: Я бы сказал, что это треш-живописец, который одновременно показывает процесс создания живописной работы и ее разрушения. Кроме того, его отличает многослойность образа. Бросить взгляд на его живописную работу недостаточно, ее нужно разглядывать. Живопись не открывается зрителю так легко как фотография, она требует времени.










Добавить комментарий к
«Владислав Мамышев-Монро. Жизнь как мистификация»

Имя

E-mail


angry evil grin laugh sad smile wink