Подписка на новые материалы

подписака на e-mail рассылку Подпишитесь на рассылку

Мы в социальных сетях




Виджет для Яндекса Читайте нас в Twitter
Виджет для Яндекса Виджет для Яндекса



 

Программа Виктора Высоцкого «По мотивам»

оставить комментарий

Музыкальный фестиваль
«Звуковые пути»

29 ноября 2010

Двадцать первого ноября в Малом зале Филармонии открылся XXII Международный Фестиваль «Звуковые пути». Когда-то, соответственно двадцать два года назад, это был первый фестиваль, в котором можно было услышать самые новые произведения западных композиторов. Правда, перед этим уже был, а может быть, чуть позже был II Международный фестиваль современной музыки, организованный Союзом композиторов из Москвы. Это был первый петербургский музыкальный фестиваль. Он был интересен тем, что многие молодые композиторы и студенты Консерватории, которые туда приглашались, знакомились с новыми технологиями. И задача его художественного руководителя бессменного, очень хорошего, яркого петербургского композитора Александра Радвиловича сводилось к тому, чтобы помочь овладеть этим языком. В тот момент, в 80-х годах, в конце 80-х, начале 90-х у нас был в смысле композиторской техники медвежий угол.

Звуковые пути

В рамках этого фестиваля исполнялась музыка, которую никто никогда не слышал. И молодым композиторам, которые туда приглашались, были явлены музыкальные технологии, доныне им не известные. Эти композиторы на мастер-классах, которые проходили во время этого фестиваля, данным технологиям обучались и со временем они стали их использовать. Иногда они становились зависимы от этих технологий

Проект в проекте

Несколько лет назад в рамках этого фестиваля Радвилович стал проводить такие проекты, как бы фестиваль в фестивале - субфестивали. Эти проекты были посвящены персонам определенных писателей. Он начал с Хармса, и это, пожалуй, был самый яркий из его проектов, посвященных определенным писателям. Затем последовал Достоевский. И недавно, а именно двадцать первого ноября, на Фестивале открылся так называемый Чехов-проект. Суть этих проектов в том, что композиторам заказываются небольшие, иногда по пять-десять минут сочинения: либо прямо на тексты данного писателя, либо каким-то образом с его текстами связанные. Впечатления от того, что прозвучало в воскресенье, именно от сочинений на тексты Чехова неровное, вернее сказать- ровное от неровности уровня этих произведений. Можно, наверное, долго размышлять, почему так. Скорее всего, прежде всего, оттого, что Чехов сложен для композиторов, ведь посмотрите: совсем не так много произведений крупных мастеров нам известно, которые написаны на чеховские тексты. Назвать можно единицы: балет «Чайка» Щедрина -из самых известных, и вот недавно была написана, не у нас- во Франции, опера «Вишневый сад». В остальном, Чехов сильно отстает по индексу воплощаемости у композиторов по сравнению с Гоголем, не говоря уже о Пушкине.

Неровности

Я бы выделил три группы сочинений по степени причастности к оригиналу, к текстам Чехова. Первая группа - это те сочинения, которые связаны напрямую и чувствуется участие в них Антона Павловича. Вторая группа - вроде бы есть, а вроде бы можно и без Чехова. И третья группа – произведения, в которых это участие невооруженным взглядом почти незаметно. К первой группе, безусловно, относятся сочинения Игоря Друха и Леонида Резетдинова. Но здесь эти два произведения представляют собой полюса. Игорь Друх написал по «Хамелеону» Чехова и здесь, пожалуй, наиболее удачно воплощена задача фестиваля, потому что там нет ни одного чеховского слова, но присутствует чеховская интонация этого рассказа. Это легкая насмешка, это ирония. На другом полюсе - сочинение Леонида Резетдинова по «Черному монаху» Чехова. Там есть некая крайность. Резетдинов работал, чтобы как-то обосновать, подтвердить причастность своей музыки именно к чеховскому тексту. Леонид заставил цитировать, читать пространные пассажи из «Черного монаха» публике. Иногда, просто становилось не совсем понятно, что это: литературно-музыкальный вечер или все-таки это концерт? И, пожалуй, наверное, это избыточная мера, потому что эта музыка должна, конечно же, прежде всего, говорить сама за себя. Но при всем при этом, в этом пятичастном сочинении много настоящих красот, прозрачной ясной музыки - очень хорошо оркестрованной и с ясной композиторской мыслью самой по себе. Ко второй группе, как я уже сказал, относятся произведения, которые вроде бы и связаны как-то с Чеховым, но не очень понятно как. Это, пожалуй, произведение Владимира Раннева «Барышня» и произведение Михаила Крутика. Здесь было бы все хорошо, если бы не некое, иногда мешающее знание, знание того, что эти композиторы иногда практически цитируют сами себя: эту музыку мы у них уже слушали. Я не хочу сказать о них, что это - то же самое, что сказал когда-то Стравинский о Вивальди, он сказал о нем, что тот триста раз писал один и тот же концерт, но некое повторение себя уже в их произведениях чувствуется. И, наконец, третья группа - это сочинения, которые как будто бы связаны с Чеховым, то есть для доказательства этого требуются серьезные усилия.

Критика

Можно даже было бы простить отсутствие связей с Чеховым и не совсем явное соответствие задаче и названию проекта, если бы сама музыка была абсолютно яркой, но, к сожалению, уверенности в этом нет.

Комментарии