Фото: Cергей Бобёр

ЗАМЕТКИ РЕДАКТОРА

Ольга Разина

Чувство Родины…

После продолжительных рождественских каникул мы семьей возвращались из Финляндии домой. Наш путь лежал через  таможенный пункт «Торфяновка». И  приближение к нему  вызывало  волнение, знакомое каждому, кому довелось  хоть однажды провести  в приграничной очереди несколько «прекрасных» своей необъяснимостью часов. И вот – о чудо! – всего несколько машин на финской границе, потом небольшой «хвостик» перед въездом  в нашу зону пограничного контроля и досмотра…Каких-то минут сорок,  и мы  въехали на территорию с будками пограничных служб и отправились предъявлять документы. И вот тут жизнь вдруг преподнесла совершенно банальный, бытовой сюрприз, заставивший долго размышлять о наболевшем – о Родине, соотечественниках, русском характере и пр.

Так вот, очередь к окошечку в этот день выстроилась с другой стороны… Те, кто часто ездит через Торфяновку,  хорошо представляют, что машины выстраиваются в узкие проезды, между которыми стоят будки с окошками для предъявления документов. И все, кто стоит  в очереди у будок, все время находятся под угрозой упасть на ближайшую машину, если не попасть ей под колеса, потому что окошечки для предъявления паспорта  расположены в будках  почему-то именно с тех сторон, где проезжают машины, а объем тротуара перед открытым окошечком предполагает, что ты стоишь, прижавшись  к окну, чтобы тыльной стороной тела не облокачиваться на ближайшее авто. Может быть так специалистам лучше видно лицо, не знаю…  Но речь не об этом.

Обычно, а мы регулярно пересекаем эту границу, очередь в эти окошечки выстраивается по ходу всеобщего пути: первые – ближе к Родине, последующие – дальше.   И, подойдя к будке привычным курсом, мы вдруг увидели, что очереди нет(!), а потом поняли, что она не исчезла, а просто развернулась наоборот.  Надо же! Первый раз так выстроилась очередь, – отметили мы и дружно отправились  в хвост, развернутый нетрадиционно. И вот, когда мы уже приближались к заветному окну, вдруг началось  какое-то странное свое неприятностью волнение. Оказывается,  в пункт досмотра впустили  очередную  порцию машин, их водители и пассажиры стремительно бросились к цели и встали так, как и бежали, – по ходу своего движения и навстречу тем, кто уже стоял в «нетрадиционной» очереди, в том числе нам.

При этом, первые из вновь подошедших вели себя решительно и, столкнувшись с видимым препятствием  в виде уже стоявших с какой-то не той стороны людей, просто начали их теснить и  буквально засовывать (учитывая объем и особенность маневра, иначе не сказать) свои паспорта в окно.  Пояснение  в устной форме и визуальная демонстрация уже совсем недлинной очереди с другой стороны, в который стояли те, кто приехали раньше, на них совершенно не подействовало. Они с неопровержимыми интонациями сообщили, что так очередь никогда не стояла, и плечами стали отодвигать тех, кто был у окна с нашей стороны. В авангарде нашего фронта оказались люди не крупные, тихие, да еще и с маленькими детьми, -  т.е. не «истинные арийцы», для которых и создан этот мир. Такие, с которыми серьезным парням, одетым в стиле «браток лакшери», делить нечего. Их поддерживала этакая «тетенька», в образе скромной  труженицы какого-нибудь завода, за которым скрывается настоящая жизненная сила. Удивленно этак приговаривая  про необычную очередь, она, пританцовывая, мягко, но решительно отодвигала девушку с малолетним ребенком на руках от окошка. Тут уж  вообще молчать было невозможно, муж говорил, что очередь с другой стороны, я что-то про совесть, стыд и детей, а моя сестра выступила с прагматичным заявлением, что им  раньше нас все равно не уехать, так как их машины стоят в проездах  далеко за нами.

В ответ «лакшери браток» сообщил низким голосом моему мужу, что не «бухти, мол, уедешь». Муж попытался пояснить ему, что эта встреча в очереди – не повод переходить на «ты», и вообще нужно вести себя прилично. Тут за нами подтянулось нужное подкрепление. Ребята спортивного вида, стоявшие в нашем «нетрадиционном» крыле вдруг осознали, что происходит, и  с вкраплениями всем понятных русских слов заявили, что отказываются понимать, почему они(и все мы)  не правы, если приехали раньше и уже отстояли очередь. Хоть и Родина близко, и сила ее традиций и атмосферы уже проявляются в полной мере, но все равно, они отказываются это понимать и, соответственно, пропускать твердых в своем ортодоксальном понимании этой очереди людей!

Что меня утешило, что на встречной стороне нашлись люди, которые осознали  ситуацию, поняли справедливость  нашей защиты и даже попытались, опасно отделившись от «своих»,  пояснить «тетеньке» с большим внутренним потенциалом, что , и правда,  против факта, что они приехали позже, возразить нечего. Потом раздался вопль пограничницы, который не вернул чувства спокойствия в души противостоящих, но остановил всякие прения. И как-то сумбурно, вперемежку с самыми наглыми встречными мы прошли границу….

Какое-то время ехали в тишине. Каждый анализировал и переживал возвращение на родину…  А потом мы много говорили. Что организация  прохождения автомобильной границы в той же Финляндии исключает подобную ситуацию проявления русского духа. Входы и выходы структурированы, всем нарисовано, где стоять и куда ехать.  И это способно удерживать в рамках русский темперамент. Мы думали про то, как поступили бы в этой ситуации люди других национальностей, про меньшинство и большинство, силу масс, маленькие гордые народы, воспитание, вежливость, русскую логику и Бог знает про что.

Мы говорили о том, что  возвращение  домой сулит  такие вот случаи сплошь и рядом, что стоит чуть отойти в сторону, копнуть чуть глубже,  и прорывается вот такое во всей своей стихийности и непреодолимости… Одним словом, в поиске  каких-то компенсаций, моя мысль, настроенная все-таки оптимистично, стала развиваться в сторону поиска  в чертах  Отчизны  лучшего и светлого.   И куда же она меня привела? К темам культуры и искусства! Я поняла, что если мне точно нужно найти прочный образ Родины, которой можно гордиться и любоваться, я могу смело думать об Эрмитаже и Русском музее, Мариинском театре и Консерватории, о книгах, композиторах, поэтах, писателях, художниках! И это тоже сильное чувство Родины. Не спасающее, но способное серьезно утешить. Даже в такую трудную, иррациональную минуту!


Запись опубликована в рубрике Колонка редактора. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий: Чувство Родины…

  1. Helga говорит:

    Забавно. Самое главное, что бы такие моменты не смазали приятные ощущения отпуска.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>