Фото: Cергей Бобёр

ЗАМЕТКИ РЕДАКТОРА

Ольга Разина

Грустный июль

Июль начался очень грустно.5 числа умер директор Музея Академии художеств Юрий Николаевич Хватов.  Совершенно неожиданно. Открылась серьезная болезнь в необратимой стадии. Наша студия сотрудничает с этим музеем, поэтому мне многократно в течение последних трех лет приходилось с ним общаться. Это был человек, который меня лично удивлял и как-то неожиданно радовал: и способностью почувствовать что-то новое, современное, творческое; и  пониманием, что мир меняется и нужны новые способы  информирования и просвещения, такие как Интернет; и  справедливостью что ли врожденной; и желанием созидать. Причем все это было совершенно неожиданно. Ведь когда Юрий Николаевич стал исполнять обязанности директора Музея, все отмечали, что человек, что называется, не от искусства, а от производства, хоть и связанного с памятниками и монументами. И образ у него такой был внешний как будто «приземленный», и речь человека, привыкшего решать производственные задачи… И именно тогда я с ним познакомилась. Канал «100 ТВ» принял нашу идею о программе «История одной картины». И поскольку бюджет не позволял оплачивать никаких объектов для съемок, т.е. музейных картин, все отношения с музеями выстраивались на общем понимании просветительских идей. Но для музеев их правообладание ценностями равно возможности зарабатывать, поэтому важно было как-то убедить каждого музейного партнера в том, что наша программа, действительно, способна показывать достойно картины и способствовать формированию каких-то благородных мотиваций у широкой аудитории. Для этого мы уговорили Юрия Николаевича посмотреть программу, чтобы все решить. И вот его слова, которые стали решающими для нашего сотрудничества, меня очень тронули, чтобы не сказать – потрясли. Просмотрев двухминутный фильм, он сказал: слушай, Ольга, я как в церковь сходил…
Программа, действительно, была добротная и душевная, а для меня просто родная – сколько я о ней мечтала! потом долго договаривалась. И над пилотным выпуском мы трудились очень тщательно, скрупулезно, с душой и большой ответственностью: консультировались с сотрудниками Русского музея (Это был Бакст «Осень(Ваза)»). Озвучивали его с Андреем Юрьевичем Толубеевым… Одним словом, я ожидала какой-то положительной реакции, но такой образ! Тогда я поняла, что у этого человека какой-то объемный внутренний мир и восприимчивость к  результатам творчества. Потом мы стали общаться и не только в рамках этой программы. Музеи-то, входящие в НИМ РАХ, действительно очень хорошие, и, я убеждена, недооцененные  по-настоящему нашей публикой (Музеи-квартиры Бродского, Куинджи. Усадьба Чистякова, Пенаты). И коллекции там богатые, и атмосфера сохранилась. Есть что показывать и о чем говорить…Поэтому  мы  снимали там по разным поводам.
А как он переживал за выставки! С каким интересом рассказывал про то, что видел удачного, неожиданного, неординарного. Как он волновался, но устроил-таки выставку каллиграфии. И ведь для того, чтобы получить этот успех с очередями, устроенный по-московски развернутой рекламной кампанией  московскими организаторами, нужно было все взвесить, представить и рискнуть -пустить их в Парадные залы Музея!

А выставка Николая Блохина! Пусть меня простят все, кто в этом участвовал, но, мне кажется, что очень велика в этом проекте роль Ю.Н.Хватова. Он понимал, что ситуация неоднозначная. Блохин – молодой художник на фоне основного преподавательского состава. И далеко не у всех мэтров была возможность в таком масштабе показать свое творчество. Более того, за Блохиным тянется неприемлемый для Академии флер салонного живописца. Но Юрий Николаевич считал, что надо же поддерживать молодых, деятельных. Это он практически убедил меня сделать программу «Мастерская» о Николае Блохине. Мне тоже Николай показался очень симпатичным, адекватным человеком и незаурядным автором, но я совершенно точно все это восприняла с настоятельной подачи Юрия Николаевича. Еще одна деталь, не относящаяся к искусству. Я случайно как-то, обсуждая с Юрием Николаевичем фильм о Пенатах, стала свидетелем его телефонного разговора с  непосредственным начальником. Я ничего не знаю по сути этой истории. Но в наше время непрерывных «прогибов» во имя чего бы то ни было, мое ухо просто «удивилось» от спокойных, уверенных слов, лишенных каких-то извинительно-ласкательных интонаций. Мне было приятно это слышать. Бывают такие совершенно случайные моменты, когда чувствуешь, что не все потеряно. Есть человеческое достоинство какое-то. Вот этот крошечный эпизод остался в моем эмоциональном восприятии как такой добрый знак.

Прямо в день похорон открывалась выставка выпускников Академии, в 15.00. А полутора часами раньше с Юрием Николаевичем простились на Волковском кладбище.Многим нужно было успеть к трем в Академию на Выставку. Я решила, что мы выставку в этот день снимать не будем. Видела на канале «Россия» в региональных «Вестях», как шел по ней Президент Академии художеств, говорилось о ее значении и традициях… Есть фотоотчет  на сайте Музея (www.nimrah.ru ). Хорошая выставка. Все справедливо. Но напрашивалась банальщина: отряд не заметил потери бойца. А как же Юрий Николаевич?!- хотелось мне спросить. Его же сегодня похоронили. Не знаю…
Рада, что были на этом камерном прощании с Юрием Хватовым новый ректор Академии художеств Семен  Михайловский, зав.кафедрой живописи Владимир Песиков, скульптор Горевой… Но, в целом, очень грустно.
С другой стороны, на Волковском кладбище для меня окончательно определился гармоничный образ Юрия Хватова, который останется в моей памяти. У него  замечательная семья и близкие люди, о которых он нежно заботился. И вообще ровно за 3 недели до смерти вернулся с ними из отпуска.  Вот это такое тесное человеческое сообщество с  друзьями из детства тоже как-то считывалось и обнадеживало.

В общем, я буду помнить  Юрия Хватова вместе с его коллегами-подчиненными из Музея Академии художеств, которые искренне переживали его уход. Он был  не очень публичным, но очень достойным, очень тонким  и редким человеком. У нас остался сюжет с выставки Николая Блохина. Теперь понимаю, что  это очень редкие кадры с его участием.  И еще для меня в память о нем остался фильм о Пенатах, инициатором которого он выступил.

Ольга Разина

17 июля 2010,  Петербург


Запись опубликована в рубрике Колонка редактора. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий: Грустный июль

  1. Ирина Черных говорит:

    Спасибо…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>